Врач-психиатр высшей категории, к.м.н., доцент, автор более 100 научных работ Член Европейского общества дерматологов и психиатров (ESDaP)
Главная / Часто задаваемые вопросы / Может ли депрессия существовать без тревоги?

Может ли депрессия существовать без тревоги?

Вопрос:

Может ли депрессия существовать без тревоги?

Ответ:

Несмотря на высокую коморбидность депрессивных и тревожных расстройств, а также частую встречаемость тревожных симптомов в структуре депрессии, существуют хорошо знакомые каждому психиатру клинические формы непсихотической депрессии без отчетливых проявлений тревоги.

Витальная депрессия определяется меланхолией с беспричинным пессимизмом, унынием, подавленностью, витальной тоской, чувством вины, заниженной самооценкой с представлениями о собственной никчемности, непригодности к профессиональной деятельности или семейной жизни, идеомоторным торможением (достигающим максимальной выраженности в утренние часы). Вместе с тем на протяжении дня сохраняется некоторая активность, большинство больных продолжают работать, выполнять (хотя и с трудом) свои повседневные обязанности. Суицидальные мысли и попытки наблюдаются редко.

В клинической картине апатической депрессии доминирует дефицит побуждений с падением жизненного тонуса. Все поступки утрачивают внутренний смысл, совершаются в силу необходимости, «по привычке», «автоматически». Апатический аффект лишен выразительности и сопровождается обеднением мимики, монотонностью речи, замедленностью движений, временами достигающего уровня выраженной акинезии. Депрессия манифестирует внезапным чувством отрешенности от всех прежних желаний, безучастности к окружающему и собственному положению, отсутствием заинтересованности в результатах своей деятельности, свойственной ранее вовлеченности в события жизни. Изменившееся самоощущение резко контрастирует с доболезненным. На первый план выдвигаются мрачная угнетенность, связанная с осознанием произошедших изменений аффективной жизни.

Астеническая депрессия (депрессия истощения, неврастеническая меланхолия) включает в себя повышенную истощаемость, снижение активности, слабодушие, слезливость, жалобы на физическое бессилие, утрату энергии, «изношенность». Любая деятельность сопряжена с необходимостью преодоления слабости и не приносит удовлетворения. Чувство усталости возникает даже при незначительном усилии. У больных с легкой депрессией функционирование может быть сохранено, но сопровождается повышенной истощаемостью. Изменения самоощущения часто имеют характерный для депрессии циркадный ритм с большей выраженностью угнетенности, усталости, тягостного самоощущения в утренние часы (сразу после ночного сна). Депрессивная астения отличается стойкостью и отсутствием связи с нагрузкой. При более выраженных депрессиях характерны жалобы на затруднения выполнения рутинных утренних процедур (умывание, одевание, причесывание), которые изнуряют и занимают значительно больше времени, чем обычно. Отмечаются признаки раздражительной слабости и астенической гиперестезии — повышенной чувствительности к сенсорным стимулам с непереносимостью внешних раздражителей (громких звуков, яркого света и т. д.). Собственно аффективные проявления ограничены: тоска, тревога, идеи малоценности, виновности не характерны.

Анестетическая (деперсонализационная) депрессия определяется явлениями отчуждения эмоций, распространяющимися на межличностные отношения (утрата эмоционального резонанса) и явления внешнего мира. Депрессивное отчуждение может приобретать генерализованный характер с картиной болезненного бесчувствия (anaesthesia psychica dolorosa) в виде мучительного сознания утраты эмоций (нет ни настроения, ни желаний, ни скуки, ни тоски, ни чувств к ближайшим родственникам, даже к собственным детям). Происходящее вокруг не находит отклика в душе, все кажется измененным, неестественным, чужим, отдаленным.

Чаще наблюдаются легкие варианты депрессивной деперсонализации с ощущением «неистинности эмоций», приглушенности чувств. Доминирует чувство изменения эмоциональной сопричастности с внешним миром, «существования за преградой».

Симптомокомплексы моральной анестезии отличаются нестойкостью и полностью редуцируются по мере обратного развития депрессии. Феноменам отчуждения обычно сопутствует ангедония с утратой чувства наслаждения, способности радоваться, испытывать удовольствие.

Депрессия с отчуждением соматочувственных влечений ограничена проявлениями соматической сферы (соматические эквиваленты депрессии)— внезапной утратой потребности во сне, насыщении (депрессивная анорексия), снижением либидо вплоть до полного исчезновения сексуального влечения. Расстройства сна (непродолжительный прерывистый сон с тягостным пробуждением) и аппетита носят тотальный характер. Отвращение к пище сопровождается отказом от еды и недостаточностью питания со значительным похуданием на протяжении первых 1-2 недель заболевания. При наличии циркадианного ритма и депрессивного торможения клиническая картина ограничена стертой гипотимией («депрессия без депрессии»).

Таким образом, тревожные симптомы выявляются преимущественно при депрессиях с гиперестезией (тревожная, самоистязающая, ипохондрическая) и, как правило, отсутствуют при рассмотренных выше витальной депрессии и депрессиях с явлениями отчуждения в идеаторной, витальной и соматопсихической сферах.